Гарри (sheramankry) wrote,
Гарри
sheramankry

Categories:

"Финист Ясный сокол" - анализ мифодрамы (часть 2)


Первая Баба-Яга «преодолевается» на драйве новизны от погружения в свой внутренний мир. И первый дар — блюдечко с золотым яичком — это напоминание о том, что необходимо постоянно видеть свою Самость (золотое яйцо служит её символом, блюдечко заменяет зеркало, в к-ром человек наблюдает себя самого), необходимо сверяться «моё это или не моё», туда ли я иду? Чтобы увидеть пламень своей души нужно смотреть из самой прекрасной своей части.
Далее после достаточно лёгкого преодоления первого этапа, первого порога пути, возникает Кот — животное вкрадчивое, зловредное, напоминающее (оставляющее «царапинку») о том, что дальше так же легко не будет, и не следует поддаваться первичной эйфории, сеющий сомнения о том, что «всё как-то чересчур хорошо».

Вторая Баба-Яга требует правильного настроя на материнскую энергию, состояния, к-рое можно условно назвать «Мама, помоги!» Это обращение за помощью к пра-материнским ресурсам должно быть абсолютно искренним, пренебрегать своим страхом перед возрастающей глубиной погружения в центр себя опасно. И если обратиться за помощью из этого почтительного посыла, то приходит второй подарок — способность одинаково ценить все свои части, быть к ним внимательным, не отвергать то в себе, что не слишком-то нравится или кажется «неприличным», не подходящим. Вышитая золотом душевного тепла ширинка (полотенце) предназначена для «протирания» всех и любых частей личности, и даже в особенности для тех, к-рые «вытирать» изначально не хочется. На более бытовом уровне этот дар означает признание, что не существует «неправильного» Пути к самому себе, возможность сказать «А у меня — вот так, потому, что вот так!», если возникает зависть или другие негативные чувства по отношению к более «успешным» или «продвинутым» людям. Дать себе позволение не бежать (фигурально или буквально) за кем-то, кто кажется «образцом», а принимать тот процесс, который происходит именно у меня.

Собака, приходящая следом, символизирует друга, лояльного помощника (и является всегда благоприятным знаком в сновидении). Этот друг призван напомнить о том, как легко потерять опору под ногами, погружаясь в бессознательное, как легко «забыться» и дойти до стадии «тренинги ради тренингов», т. е. потеряв из виду конечную цель Путешествия, чересчур увлечься блужданием «в сумрачном лесу».

Третья Баба-Яга требует от Марьюшки ещё большего уважения и готовности «подчиниться» глубинной Пра-матери, за что преподносится ещё один дар: телесно переживаемое осознание ответственности за жизнь, не интеллектуальное, а чувственное, прожитое в ощущениях понимание ценности жизни, наличия смысла в том, что я делаю и радости от принятой на себя ответственности за это трудное, но ценное делание.


Волк проявляется в качестве единственного проводника, способного «перенести» через последний порог, перед которым человек часто теряется в смятении, вступив на новую, необычную для него глубину. Волк, олицетворение внутренней мудрости, интуиции и импульса терпеливо ждёт, когда Марьюшка (душа) снова чётко увидит и осознает цель своего Путешествия и неотвратимость того, что с ней происходит. По сути, Волк (как и Старец) требует подтверждения намерения, выносливости и стойкости, позволяющей достичь состояния «окей, если нужно, то я даже начну всё с начала». Для обретения уверенности необходимо чувствовать телесный импульс, векторно-направленное знание, куда именно, к чему именно я иду, что можно обрисовать фразами «Я готова почувствовать правильное направление» и «На самом деле я это знаю». Чтобы получить помощь Волка, нужно довериться импульсу действия и со-направиться с ним, «пустить Волка вперёд, сев на него верхом» (а не стоять перед ним, загораживая собственную цель).

И таким образом Марьюшка наконец попадает в «царство бессознательного».

«Волшебство», благодаря которому Финист оказывается «спрятанным» у Царевны (и, как кажется, чувствует себя в этом вполне уютно) — символ временного притупления душевной боли, «дурмана» иллюзий о том, что я хочу быть Царевной, но не могу быть такой прекрасной, величественной и всемогущей, как она. Маета, вновь поднимающаяся во снах в определённый период человеческой жизни. И вырваться из этих тенет очень сложно, как из липкой паутины (тут можно вспомнить, к примеру, Шелоб как символ такого усыпляющего околдовывания). Желание приблизиться, возникающее у Марьюшки и сталкивающееся с постоянным недовольством Царевны — это ощущение своего высокого ранга, к-рый пока ещё никак не подтверждён и не проявлен в реальной жизни. Острая необходимость стать осознанным в этом «сне», и пройти дальше.


Чем надо пожертвовать, чем заплатить, чтобы пробудить свой собственный Дух? Первое, с чем расстаётся Марьюшка (блюдечко с яичком, в котором можно было видеть «иные миры») - это иллюзия, что где-то (в том самом «ином мире») может быть лучше, чем здесь (в актуальной реальности). Сами иллюзии и способность их строить спускаются в бессознательное. Важно заметить, что Царевна (т. е. бессознательное) реагирует лишь на то, чем сам человек искренне увлечён, поэтому «жертва» должна быть наполненной, значимой для личности, игра «понарошку» не даст результата! Однако, даже после вполне честной жертвы, Финист не просыпается в первую ночь, так как Марьюшка раздражается его «храпом», т. е. его кажущейся обыденностью, задаваясь разочарованным вопросом «Я что, ради этого сюда шла?»

Второе, чем платит Марьюшка — снова иллюзии, на сей раз это иллюзорная недостижимость даже того, что есть на Земле. Есть, но как бы «не для меня». Это этап «стенаний» о том, как мне чего-то хотелось бы, но увы, я никак не могу этого достичь. Страх того, что «у меня снова ничего не получится, когда я начну что-то делать», в котором человек вязнет на какое-то время. Финист снова не просыпается, зовя во сне Царевну — т. е. свою «недостижимую» мечту, ради которой слишком боязно приступать к действиям (лучше уж я «посплю»).

В третий раз приходит черёд расстаться с тоской по значимости и «величию» своей жизни, с мыслями о том, что «я никогда не стану таким же великим, как некий значимый Идеал», и именно страх собственной никчёмности и обесценивание себя мы отдаём в бессознательное на данном этапе. После чего наступает время для проявления Тени, основным содержанием которой является принижение мужского начала, раздражение, злость, желание унижать и даже уничтожать, сопровождаемое непреклонной категоричностью, характерной для проявлений Негативного Анимуса. К этому моменту в психике накапливается огромная усталость, ощущение беспомощности и возникает полное отсутствие веры в то, что «это чмо когда-нибудь станет другим, и вообще когда-нибудь оживёт, встанет». Это важная точка, когда ради самосохранения душа уходит в страдания и проникается величием этих страданий о том, «каким бы он мог быть, если бы ожил». Момент тонкий, в нём необходимо какое-то время побыть, собираясь с силами, но ни в коем случае не следует доводить это до самолюбования «как я красиво сижу над трупом» и застывать в этом оплакивании несбывшихся надежд.


Между тем, Финист (Анимус, Дух) буквально «выдавливается» со своего ложа стараниями буйствующей Тени и «красиво страдающей» Марьюшки-души, находя выход в божественной проекции на внешнюю фигуру. (Примечание: для девочек полезно проецировать свой Анимус вовне, ища достойный образец, вдохновляясь внешним примером, в котором сияет Дух — т. е. проникаясь энтузиазмом. Для мальчиков процесс проецирования Анимы наоборот противопоказан). Итак, благодаря проекции Анимус «воскресает», просыпается, и Марьюшка (душа) оставшись наедине с «пустым ложем», наконец, сдаётся перед осознанием того, что без собственного Духа она не сможет жить дальше. Фразы для воссоединения с Духом (Анимусом) — это признание того, что «Ты теперь самый главный в моей жизни», «Я твоя жена», сопровождаемое сакральным жестом «целования перстня», символизирующим признание власти Духа и клятву верности этой власти. Образ супружеской пары, переживание ощущения парности — один из символом Самости, целостного единства внутренних равновесных составляющих, Мужчины (персонификации человека) и Женщины (персонификации души).

Завершающей сценой становится «расставание с Царевной», которая сначала демонстрирует яростное возмущение из-за потери Финиста и требует объяснить ей, кто это такая? На самом деле, в данном вопросе содержится прозрачная подсказка от бессознательного — ответив на этот вопрос «Это (просто) моя жена» Финист успокаивает Царевну, а Марьюшка через фразу о том, что «Я его жена» обретает и подтверждает свой окончательный переход к реальности, к реальным действиям, за которые она отныне несёт ответственность. «Я — существую, я реально создаю свою жизнь, у меня есть мой Анимус, Дух, который теперь навсегда мой партнёр» - так звучит финальное состояние прошедшей свой героический Путь женщины.


Tags: мифодрама, психология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments