Гарри (sheramankry) wrote,
Гарри
sheramankry

Categories:

"Финист Ясный сокол" - анализ мифодрамы (часть 1)

Пока я продолжаю набирать свою группу поддержки и прописывать темы для наших встреч, расскажу про мифодраму. Вернее, про тот итог, которых прошедшие её могут получить для себя - помимо уникального телесного проживания нового опыта. Для примера возьму женскую инициатическую сказку, которую мы успешно поставили аж три раза, прямо по традиции))
Итак, про героический путь женщины:

Практические выводы и анализ символики

мифодрамы «Финист-Ясный сокол»


Теоретический ввод: у сказки есть один про-сценарий, описанный в сборнике Корольковой А.Н. (сюжет Афанасьева является вторичным), сама сказка — это героический путь женщины; основные особенности этого сюжета: а) загадка слёз Марьюшки, к-рые пробуждают любимого, тогда как слёзы Психеи заставляют его «исчезнуть»; б) обладание частью сулит обладание целым; трёхчастный «спуск» в бессознательное, характерный для «женских» героических сюжетов.

Мифодрама очень хорошо поднимает из бессознательного наиболее актуальный, нуждающийся в проработке (личный) материал, к-рый лучше всего заметить и прожить прямо сейчас, иначе он останется «заряженным» аффектом, к-рый может «взорваться» в любой момент.
Сказки опредмечивают для детей их страхи и аффекты, а также первичный, желанный ребёнку сценарий того, как он хочет прожить свою жизнь.
В текстовых несуразицах часто скрыты самые глубокие и важные смыслы. Баба-Яга «унюхивает», а не слышит или не видит, т. к. канал обоняния это самый стрессогенный канал восприятия для человека, включающийся только после физического рождения и за счёт этого он является биологической подсказкой для любой совместимости.

Основная символика сказки

Марьюшка — символ некой «живой», жаждущей развития части души, проводница к Самости, однако, не обладающая собственным импульсовм и поэтому нуждающаяся в динамическом начале.

Отец — Эго, старое, хорошо простроенное, социально-адаптированное Эго, обладающее ресурсами для движения вперёд, то самое динамическое начало.

Сёстры Марьюшки — социальные установки, мешающие человеку меняться (пример: нельзя того, чего я хочу, а то, что можно — я не хочу; нерешительность, медлительность, чувство долга).

Пёрышко Финиста — связь с Духом (или Анимусом), позволяющая получить первый опыт контакта с Самостью, пройти проверку на твёрдость намерения стать «иным», т. е. воссединиться с Духом и обрести самостность.

Финист — Дух, Анимус, «вторая половинка» Самости Марьюшки.

Старец, дарующий перышко и Волк — символы мета-позиции, внутренние духовные, самостные проводники, наблюдатели, подсказчики, учителя. Волк — также символ анимуса матери (либо то, что она реально давала как Учитель, либо то, какой реальная мать никогда не была, но что ребёнок очень хотел от неё получить, что ему было очень нужно.)

Бабы-Яги — символы пра-материнских энергий, определяющих, насколько созрела психика (душа, живая, имеющая контакт с Духом часть души) для дальнейшего продвижения вглубь бессознательного. В случае готовности — одаривают необходимыми навыками, при неготовности — невозможно «пройти через» эти энергии.
Царевна — персонификация бессознательного и внутренних «недостижимых» проекций, образ «идеального Я», к-рым человек (женщина) не надеется стать, но с к-рым постоянно сравнивает себя.
Кот и Собака — эмоциональные состояния, возникающие на пути в личную глубину. Кот — предостережение от излишней эйфории, напоминание о «страхе пути», душераздирающие сомнения, к-рые необходимо замечать и осознавать. Собака — суета, волнение и тревога, напоминающие о необходимости заземления, поддержания связи с реальностью.

Процессуальный анализ

Сюжет начинается с момента, когда психика входит в состояние рутины, и части личности оказываются жёстко связанными со своими ролями, например, «старшая сестра» это некая «жертва» обществу, социальным нормам, то, что должно соблюдаться в любом случае (следование закону, нормы общения, долженствования). «Средняя сестра» это самая вязкая часть психики, обладающая иллюзией, что она сможет стать «младшей сестрой», т. е. обрести связь с Духом и развиться, на самом же деле — это «запасной склад всего ненужного», что одновременно жалко выбросить и не хочется тщательно разбирать. Старое Эго, олицетворяемое «отцом» изнашивается, устаёт быть «только таким» и находит отраду в некой «странной», «чудной», но живой части (Марьюшка). Требование Марьюшки привезти пёрышко — символ того, что живая часть чувствует, что необходимо нечто совершенно «иное» для изменения закоснелой ситуации, но поскольку весь динамический ресурс принадлежит Эго (отцу), то именно отец отправляется на поиск. Эго-отец в свою очередь хочет выполнить требование из-за «любви» к Марьюшке, но не понимает, что именно необходимо искать, и откладывает выполнение этого требования до тех пор, пока Марьюшка не начинает «возмущаться» (живая часть даёт понять, что Эго может упустить свой шанс на какие бы то ни было изменения).

Старичок или старец, отдающий (после испытания) пёрышко Финиста отцу — это твёрдое внутренне знание (понимание), что назад пути нет, «если я сейчас в это ввяжусь, то это навсегда», обретение Духа, собственной Самости не имеет обратной силы. По сути, «старичок» символизирует нашу интуицию, подсказывающую, что избранный путь будет трудным и вернуться к прежнему будет нельзя.

Получение пёрышка, первый контакт с Духом приводит к смятению и многочисленным терзаниям из-за того, что Марьюшка (душа) пока ещё не понимает, что именно нужно делать, как правильно обращаться с тем, что она получила. Это этап, когда человек понимает, что ему необходимо начать работать над собой, меняться, но ощущает сильное телесное и психологическое сопротивление этому. «Милые разговоры», к-рые Марьюшка по сюжету ведёт с Финистом по ночам — это символ того, что на этом этапе все «изменения» происходят во сне, буквально означают компенсаторные сновидения с «героическим» содержанием при отсутствии реальных «подвижек» в жизни. Вмешательство «сестёр» происходит тогда, когда человек устаёт от внутренней маеты, от противоречия между тем, чего требует новообретённая связь с Духом и тем сопротивлением, к-рое оказывают старые установки и социальные роли. Маета — это по сути переживание невозможности приспособить нечто новое, глубоко внутреннее к старому течению жизни, старому окружению, старому, доброму и привычному себе самому. И вот в жизни наступает момент, когда человек решает, что больше не хочет «заниматься всем этим бредом», отказывается от своего внутреннего позыва стать собой — и этот отказ, предательство самого себя в стремлении стать снова «нормальным, обычным» человеком и есть те «ножи и колья», о которые ранится потенциал самости. Дух «улетает», и возникает ужасное осознание, что недавно приоткрывшееся новое ощущение себя теперь потеряно навсегда, а импульс Духа растворён в бессознательном. Без переживания окончательности этой потери невозможно движение вперёд, только благодаря «кровавой ране» от предательства себя человек начинает заново прорываться к своему Духу.


Tags: мифодрама, психология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments