Гарри (sheramankry) wrote,
Гарри
sheramankry

Category:

Небезопасный контакт с собой

Если говорить очень просто, то это звучит как: "Я не знаю, кто я такой, но я всё время жду от себя подлянки". Всё очень логично: если ребёнок вырос в небезопасном, травмирующем, неустойчивом окружении, то в том или ином виде эта небезопасность перекочует вовнутрь. Чем отличается внутренний диалог травматика от такого же диалога здорового человека прекрасно написала transurfer вот здесь, если же вкратце - то там, где у выросшего в адекватной атмосфере будет ресурс и поддержка, у травматика будет стоять Карающий/Обличающий/Критикующий (в общем, Плохой) Родитель, только и ждущий очередной ошибки, чтобы добить.
Как в целом в здешней ментальности воспринимается (и соответственно, ощущает себя) ребёнок очень подробно вот тут, приведу лишь одну цитату:
"Это очень грустно признавать, но ребёнок в нашей ментальности – не человек.
Его не то чтобы не уважают, его просто не видят. Он не присутствует как человеческое существо со всеми сопутствующими правами, потребностями и желаниями - вплоть до возраста, пока зубами и когтями не докажет своё право на присутствие (в некоторых случаях этот момент не наступает никогда)
."

Формируют небезопасный контакт с собой в основном следующие вещи:


- травмированность матери (мать плохо знает и чувствует саму себя, перегружена токсичными чувствами, имеет нереалистичные представления о себе и ребёнке - и как следствие, не способна чувствовать своего ребёнка, понимать его, а иногда и любить. Особенно деструктивно, если при этом мать настаивает на своей абсолютной правоте "Мама лучше знает!")
- ребёнок, как было описано выше, не воспринимается как полноценное существо - зачастую это сопровождается обесцениванием, высмеиванием, жестокостью. Особенно стоит выделить отрицание чувств и желаний ребёнка, неверие в то, что его личность - такая, какая есть, и попытки исказить ("исправить", как это видится взрослым) эту личность на "правильную"
- лабильность психики родителей (сами не знают, чего хотят; семь пятниц на неделе, в результате чего требования к ребёнку постоянно разные, наказание и поощрение, хорошее и плохое отношение к ребёнку зависят от сиюминутного настроения родителя)
- предательства и прочее злоупотребления доверием ребёнка (впоследствии человек может жить с постоянным страхом предать себя самому, в боязни и невозможности доверять себе)
- навязывание авторитарной воли родителей/взрослых (родители/взрослые - хозяева ребёнка), подавление
- внушение ребёнку чувства вины за его якобы опасное и травмирующее родителей поведение (в крайних проявлениях это вообще окажется вся его личность, которая сама по себе пагубно влияет на жизнь родителя; послания "Не живи", "Не будь собой", "Не чувствуй")

Выросший в подобных печальных обстоятельствах человек, как правило, ощущает постоянную фоновую тревогу - он не способен расслабиться даже наедине с собой, ведь внутри него остались "осколки" или целые части привычного опасного окружения. Попытка опереться на себя в таком случае может напоминать хождение по битому стеклу, от одного вида которого начинают болеть ступни. Попытки найти ориентиры во внешнем мире чреваты попадаем в ту же самую нехорошую атмосферу, что была в детстве, потому что никто, кроме самого человека, не знает, что ему нужно.
Приведу следующий пример: я вырос с очень странным и очень устойчивым ощущением, что "моё" маркируется тем, что мне (в нём) тяжело, неуютно и больно. Т.е. "счастье" - и не просто счастье, а "моё, настоящее" счастье - выглядело для меня как долгий и трудный, полный борьбы и препятствий путь, на котором мне было необходимо переломать себя много раз об колено, чтобы в итоге прийти в то место, в которое я не стремлюсь и в котором мне будет (возможно!) чуточку лучше, чем было в пути к нему.
И для меня было весьма удивительно услышать во время обучения инсайту, что "наше", по-настоящему наше всегда маркируется радостью, лёгкостью, драйвом, тягой к нему, приятным возбуждением и предвкушением, тем состояние, которое принято называть "глаза загорелись". Услышав об этом из уст уважаемой преподавательницы, я не мог до конца поверить. А что же тогда было у меня раньше? А раньше, как стало очевидно после некоторого психологического самоанализа, у меня было "Мама лучше знает". И поскольку мама на самом-то деле напрочь не ощущала саму себя, то почувствовать, что будет лучше её ребёнку у неё не было никакой возможности. Но зато была власть, с помощью которой можно было сделать ребёнка удобным, послушным, не верящим самому себе, но верящим маме и старающимся ей угодить.

Подытожить я хочу тем, что узнавать себя может быть очень страшно. Страшно заглянуть внутрь, потому что кажется, что увидишь там те же карающие, принуждающие фигуры, которые в детстве ощущались как Высшие. И поэтому Высшее личное - т.е. Самость - видится небезопасной, могущей исказить и заставить - причём уже навсегда. Существует много преданий о том, какое это ужасное испытание - взгляд внутрь своей души. Да, это испытание, особенно для травмированных людей - но это же и единственный путь к самому себе, к узнаванию своей персональной истины - взгляд в свою личную глубину.
Tags: инсайт, психология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments