August 18th, 2012

friends must be alive

Салатец


Хочу предложить рецепт чудовищного по своему составу, но тем не менее очень вкусного и простого салата.

Понадобится:
2 банки консервированного тунца (лучше брать специальный салатный, в масле - с ним возни меньше, т.к. он уже размельчён)
1 банка печени трески
1 банка консервированных половинок персиков 
пучок зелёного лука и можно ещё немного укропа
классическое количество яиц
красный перец и/или табаско

Собсно, тунец и печень выкладываются в миску (без масла из-под печени, а то будет слишком жирно), размельчаются и перемешиваются, половинки персиков (примерно 5-6 половинок) мелко нарезаются и добавляются туда же, мелко крошится лук и прочая зелень, яйца отвариваются и тоже режутся в ту же миску. Перемешать, добавить перец - и наслаждаться!))

Красный перец, кстати, необходим не только для вкуса, но и для уравновешивания рыбы, что особенно актуально для людей типа Питта.

friends must be alive

Обожаю эту историю

Уже не один раз ее читала, но снова наткнулась на каком-то юморном сайте и решила повесить здесь, ну я просто тащусь:

Оксфорд, пиво, телятина, и чем это закончилось
Перевод из газеты "Маарив" ("Вечёрка"):
Один израильтянин, будем для простоты звать его Йоси, учился в Оксфордском
университете. Университет этот весьма знаменит: тем, что существует уже более
восьмисот лет, тем, что сэр Исаак Ньютон быт там деканом физического факультета
и так далее.
Итак, сидит однажды Йоси на экзамене, который должен продолжаться шесть часов
(есть там такие экзамены, не приведи, господи). По прошествии пары часов от начала
экзамена Йоси поднимает руку и подзывает экзаменатора. Экзаменатор подходит
к Йоси (он, разумеется, считал, что Йоси желает получить какие-либо разъяснения
или просто выйти в туалет) и слышит буквально следующее:
- Господин экзаменатор, я желаю получить сейчас причитающиеся мне копчёную
телятину и пиво.
- Верно ли я понял, - спрашивает экзаменатор, - Вы говорите о копчёной телятине
и пиве?
- Да, - отвечает Йоси, - Я говорю о причитающихся мне копчёной телятине и пиве.
- Простите, - говорит экзаменатор, - но почему вы решили, что вам причитаются
телятина и пиво?
Тогда Йоси вытаскивает из сумки некий увесистый том и показывает его экзаменатору.
- Вот, - говорит Йоси, - свод законов Оксфорда со дня его основания. Есть здесь
закон от 1513 года, который гласит, что каждому экзаменующемуся более четырёх
часов причитается кусок копчёной телятины и кружка пива. И этот закон никогда
не был отменён.
Экзаменатор пытается спорить, ссылаясь на техническую невозможность выполнить
просьбу Йоси. Потом экзаменатор вызывает своего начальника и они совещаются
вдвоём. Англичане есть англичане, они зациклены на законах и там невозможно
просто так сказать "нет". !
С другой стороны, недавно принят закон, запрещающий употребление алкоголя на территории университета.
Да и с копчёной телятиной уже не так просто, как бывало.
В результате длительных переговоров стороны соглашаются на гамбургер и кока-колу.
Йоси уплетает еду и совершенно счастлив тем, что утёр нос этим спесивым и глупым бритам за их же счёт.
По прошествии нескольких дней обнаруживает Йоси в своём почтовом ящике вызов
на унивеситетский суд (там, где работают законы, бывает и суд). Йоси абсолютно
уверен, что пара старичков скажет ему "ну-ну-ну", на что он, Йоси, пообещает
впредь вести себя хорошо, и на том всё и закончиться. Он прибывает в суд. Огромный
старинный зал с колоннами, высоченным сводчатым потолком, фресками на стенах
и витражными окнами. За бесконечнам столом сидят 150 профессоров, 45 деканов,
20 ректоров, всевозможные пэры и лорды - почётные выпускники университета.
В париках и мантиях. С лицами членов инквизиции. И они вершат суд над Йоси.
И они отчисляют его из университета за нарушение закона от 1415 года, который
никогда не был отменён.
За явку на экзамен без меча.
friends must be alive

Святая Русь

Жить в стране, которая много веков несмотря на историю называет себя святой, ничуть не удобоваримее и не легче, чем пытаться любить Идеальную Женщину или Идеального Мужчину. Это требует слишком глубокой и полной, беспросветной, слепой погружённости в иллюзии и проекции.

Всё просто - со святым (со святой), со святыней, стоящей на пьедестале, не может быть отношений. Обычных, живых и живительных, тёплых и человеческих, т.е. единственно возможных и единственно нужных личности, человеческому существу отношений.
Грандиозная статуя на пьедестале не может согреть в объятиях, не может утешить - хоть делом, хоть словом, не может протянуть руку помощи и порадоваться или поплакать вместе с тобой. Она не может быть рядом! Не может идти по жизни рука об руку с тем живым человеком, который нуждается в ней, переносить горести, злиться, смеяться, творить... Не может сочувствовать, сострадать и чувствовать в принципе. Она не может к кому-либо относиться по-человечески и разделять человеческие (не хочу употреблять слово "гуманистические", слишком оно изгажено) ценности. 
Поэтому, если мать - это святое, то и отношений с этой матерью не будет, по крайней мере до тех пор, пока мамаша не соизволит сойти с пьедестала. Если деточка - это святое, аналогично. Если кто-то в силу своего искажённого воспитания или кривой социализации решит поставить на пьедестал женщину (или мужчину, одним словом - партнёра) - всё будет пугающе грандиозно и совершенно не жизнеспособно, не комфортно, жёстко, через жопу и не уютно.